О колыбели, спрятанной на горе Басман.

О колыбели, спрятанной на горе Басман.

Когда–то в Крыму существовали два сильных княжества. Одно из них именовалось генуэзским и расположено было на побережье, другое находилось в горах и потому называлось горским. Княжества эти вели между собой беспрерывную войну. Генуэзцы угоняли стада горцев и разоряли селения. Горцы в ответ нападали на генуэзские крепости. Такое положение не могло длиться бесконечно, надо было решить...

О Золотом пляже.

Жил когда–то в Ялте турецкий правитель всей округи Амет–ага. Более злобного притеснителя не встречали еще жители Южного берега. Самым большим удовольствием для аги было издеваться над стариками. Но хуже самого аги была его жена, злая, ненасытная Ходжава, действовавшая заодно с сыном своим, прозванным за жестокость Дели–балта, то есть бешеный топор.
О девичьей башне в Судаке.

О девичьей башне в Судаке.

На самой вершине горы возле Судака стоит одинокая башня. К ней ведет крутая тропинка со следами выбитых в скале ступенек. Говорят, что в те древние времена, когда этой местностью владели еще греки, башня уже существовала и в ней жила дочь архонта, гордая красавица, равной которой не было в Тавриде.
Мюск–Джами – Мускусная мечеть.

Мюск–Джами – Мускусная мечеть.

Когда пройдет дождь, старокрымские татары идут к развалинам Мюск–джами, чтобы вдохнуть аромат мускуса и потолковать о прошлом. Вспомнить Юсуфа, который построил мечеть. Когда жил Юсуф? Кто знает когда. Может быть еще когда Эски–Крым назывался Солгатом.
Мыс Ильи.

Мыс Ильи.

Чем ближе к Ильину дню, тем ниже нависают облака, душнее становится воздух и чаще ночные грозы. А в Ильин день потемнеют облака, забегают змеи молний и треском громовых раскатов напомнит о себе пророк. Беда попасть тогда в море. Хорошо, если только сорвет снасти, Иной раз закружит судно, швырнет на скалу и щепками выбросит у мыса...
Морское сердце.

Морское сердце.

Однажды в море купались два брата. Вот старший, когда искупался, к берегу тихо поплыл, а младший – от берега дальше и дальше. И полюбила морская волна отважного брата: взяла, обняла его крепко и тянет к себе на дно, в подводное царство морское. Сопротивляется хлопец, кричит, зовет на помощь брата родного. А старший боится плыть. Думает:...

Могила Мамая.

В Крыму в глубокой древности появился человек, который некогда господствовал над половиной мира и хотел во что бы то ни стало завладеть остальной его частью. Слава о жестокости и вероломстве завоевателя летела далеко по земле. Имя этого человека было Мамай.

Легенда о семи колодезях.

Кем и когда были вырыты в степи семь колодезей – люди не помнят. Рассказывают только, как ушла из них вода. Семь колодезей уже было, когда приобрел эту землю старый немец. Росло у него шестеро сыновей. Пересчитал немец колодцы и говорит:
Легенда о Парагильмене.

Легенда о Парагильмене.

Жил в Ламбаде Кривой Суфракис. Причем Кривым его звали не за то, что позвоночник у него перекосило или видел он лишь одним глазом. Со зрением у него все было нормально, да и стан он имел ровный. Однако с рождения одна нога Суфракиса была короче другой, отчего не мог он ровно ходить.
Легенда о возникновении Георгиевского монастыря.

Легенда о возникновении Георгиевского монастыря.

Балаклавский Георгиевский монастырь – старейший монастырь в Крыму, находится в Севастополе, на Гераклейском полуострове восточнее мыса Фиолент. Первое известное документальное упоминание о Георгиевском монастыре относится к 1578 году, но по преданию он был основан в 891 г.

Легенда о золотой колыбели.

В очень давние времена, когда не создал еще Аллах великого прародителя всех людей Адама, изгнанника дженетта, на свете жили какие–то древние не то люди, не то духи по названию джинтайфасы. Были разные джинны. Одни были правоверными, другие – неправоверными, не признававшими единого Аллаха, создателя всех миров. По эту сторону крымских гор, вдоль всего побережья, жили...
Кэдэ.

Кэдэ.

Кошка, когда крадется, чтобы поймать птицу, не так была хищна, как Назлы – дочь Решеида. Ах, Решеид, Решеид, Аллах знает, как наказать человека. В Демерджи боялись Решеида. Злой был человек; злой и хищный, как старая лисица. Тихо говорил; балдан татлы – сахарное слово знал, улыбался, придумывая человеку обиду. Пошла Назлы в отца. Ласкалась, хвалила его;...