Живые скалы.

Любовь матери родиться раньше ребёнка, и когда умрёт мать – всё ещё живёт. Посмотрим. В деревне у нас жила Земинэ, и у неё была дочь Шерифэ. – Мама, я боюсь чего-то, – сказала раз Шерифэ. – Коркма, балам. Не бойся, дитя. А сама испугалась, стала гладить дочь, заплетать её волосы в мелкие косички; шептала ласковое слово....
Жадный Куртмулла и Чабан Асан.

Жадный Куртмулла и Чабан Асан.

Большие стада ходят на яйле. И чёрные и белые барашки. У одного хозяина много, у другого — мало. А в деревне Корбек большой хозяин был. У него и земли много, у него и барашек так много, что если сразу всех выгнать на яйлу, наверно, не хватит травы для них. И по одной яйле ходили, и...
Дивчина-чайка.

Дивчина-чайка.

На море на Черном есть остров суровый, немой — красные скалы на буйном зеленом раздолье. Не видно на острове беленьких хаток, кудрявые листья его не покрыли. Одна только тропка зеленая вьется: весенний ручей промыл красную глину, оброс бархат-травою. А дальше — все мертво и глухо. Но нет, не все: вон там на утесе над морем,...
Деликли-кая.

Деликли-кая.

Разве есть на свете черешня вкуснее козской и где найдется сари-армут более нежный и сочный! В Крыму не встретишь тоньше стана у юноши, и не знают другие земли девушек, которые умеют ходить так легко, как козские, по скалам и обрывам. Смотрит поседевший Эльтиген на детей долины, на солнечном луче любуется ими, а когда к вечеру...
Гюляш-Ханым - госпожа Гюляш.

Гюляш-Ханым — госпожа Гюляш.

Туды-Мангу-хан был похож на быка с вывороченным брюхом; к тому же он был хромой и кривил на один глаз. И все дети вышли в отца; одна Гюляш-Ханым росла красавицей. Но Туды-Мангу-хан говорил, что она одна похожа на него. Самые умные люди часто заблуждаются. В Солгатском дворце хана жило триста жен, но мать Гюляш-Ханым занимала целую...

Грибы отца Самсония.

В те времена, когда Кизильташ был еще киновией, и все население его состояло из десятка монахов, епархиальное начальство прислало туда на эпитимию некоего отца Самсония. В киновии скоро полюбили нового иеромонаха, полюбили за его веселый, добрый нрав, за сердечную простоту и общительность. В свой черед и отец Самсоний привязался к обители, которой управлял тогда великой...
Гордая Айше.

Гордая Айше.

Камни, камни на крымской земле! Куда ни посмотришь — везде камни. Почему же так много камней в нашем краю? Вот на Бурунчуке из камня крепость была сложена, большая крепость. А владела этой крепостью девушка, звали ее Айше. Сильная девушка была, гордая, сердце ее не знало жалости. Она никогда никого не любила. Глаза у нее были...

Антарам.

Когда Седрак-начальник, Седрак-Бахр-баш, решил жениться, все говорили: не будет толку. Человеку за шестьдесят, а невеста не поднимала еще глаз на мужчину. И жалели Антарам. Но Седрак-начальник нашел горный цветок, лучше которого не видел, и не хотел, чтобы он достался другому. А что решал Седрак-начальник, от того никогда не отступал. И Седрак-начальник женился на Антарам. Чалкинцы...
Гора двух удодов - Опук.

Гора двух удодов — Опук.

В той местности, где сейчас высится гора Опук, было в древности большое богатое селение. Жили в нем кроткие, скромные и трудолюбивые люди, которые считали за тяжкое преступление угнетать кого-либо, не знали, что такое насилие. Однажды недалеко от селения потонул во время бури какой-то корабль. Из всех находившихся на корабле спаслись только две женщины. Их подобрали...
Гикия - героиня Херсонеса.

Гикия — героиня Херсонеса.

Было время, когда цветущим, многолюдным Херсонесом управлял первый архонт Ламах. Был он очень богат, имел много золота и серебра, скота и земли. Дом его — большое квадратное здание — выходил на несколько улиц. В городской стене Ламах имел даже отдельные ворота, чтобы многочисленные его стада, возвращаясь с пастбищ, не шли через город, а попадали прямо...
Гибель Гирея.

Гибель Гирея.

Золото и женщина — две гибели, которые ждут человека, когда в дело вмешивается Шайтан. Если высохла душа, дряблым стало тело — тогда золою. Если кипит еще кровь, и не погас огонь во взоре — тогда женщина. Шайтан знает, как кому угодить, чтобы потом лучше посмеяться. Казалось, не было на земле хана умнее солгатского, казалось, могущественный...

Геракл и Cкифы.

Геракл пас стадо быков возле Геракловых столбов. С могучих плеч его свешивалась шкура немейского льва, в руке держал он палицу. Шло время, и иссякла трава на пастбище. Сев в колесницу, Геракл погнал стадо на восток, за Понт Эвксинский, где были обширные степи и много сочной травы. В степи было холодно. Завернувшись в львиную шкуру, Геракл...